Отчеты

Написал: Aquarius

Крым или непутевые заметки из нашего похода

2005-11-22

Мы вчера приехали из похода, но мысленно я еще там. Я до сих пор не могу спуститься на землю, здесь мне все кажется каким-то нереальным, скучным и безрадостным, по сравнению с тем, что мы пережили недавно. С тем, что ты идешь с безумно тяжелым рюкзаком, вокруг неописуемая красота, горный воздух, ты идешь в цепочке людей, и знаешь, что ты должен идти, не взирая ни на что, даже если уже не можешь, нет сил двигаться, но у тебя нет другого выбора. Ты добираешься до привала, падаешь на траву прямо с рюкзаком, потом ты ставишь палатку, начинаешь готовить ужин, и сидишь у костра еще пол ночи, слушаешь песни под гитару, делишься впечатлениями от проведенного дня, смотришь на небо, полное звезд, а потом проваливаешься в ночь, полную лесных звуков и запахов ветра и неведомых жизней вокруг (стволов деревьеав, цветов, трав, облаков, звезд, животных…), ты не вертишься от того, что не можешь заснуть, ты просто улетаешь в иной мир. А утром тебя ждет солнце, которого ты довольно долго ждешь, чтобы оно выползло из-за гор, котелок каши с тушенкой, собирание рюкзака и подготовка снова идти дальше.

Моими первыми впечатлениями были, нет не Крым, а жуткий страх перед поездкой. Мне все казалось таким радужным, таким беспечным, весь поход – каким-то развлечением, до того момента когда я попробовала еще в Донецке поместить на спину свой рюкзак весом в 20 кг. Для меня – человека, никогда не носившего подобных тяжестей, это было просто немыслимо, меня обуяла паника, я просто не могла не то, чтобы лезть в горы, я просто не могла поднять свой рюкзак. Тогда мне впервые стало страшно за то, что я не смогу идти, а уже все договорено, куплены продукты, на меня все рассчитывают, и плюс в моем характере есть такой момент: я никогда не отказываюсь в последний момент, если уж на что-то решилась. Но я позвонила одной девчонке, она меня успокоила, что все хорошо, что это все с непривычки. Я вернулась к своему рюкзаку, в паническом ужасе начала интенсивно выбрасывать из него все вещи, причем каждую я взвешивала на весах, проводила тщательный отбор, решила оставить только самое необходимое. Я решила, чтобы не нести пищу, буду питаться корой деревьев, жучками и мхом. На вокзал я ехала как робот, я где отключилась от реальности, я увидела лица наших ребят, такие смеющиеся, непринужденно пьющие пиво, это чуть меня успокоило, однако в поезде я провела ужасно беспокойную ночь. Нас было 12 человек, мы все забились в одно купе, пели под гитару, искали станции, чтобы купить пиво, однако их не было по пути, делились впечатлениями от своих рюкзаков. Часть народа скоро разошлась, чтобы выспаться, но остальные оставались еще долго, на нас уже роптало пол вагона, но мы были в состоянии приближения похода. Когда же все наконец утихло в наших душах, все разбрелись по своим полкам, заснуть я не могла, мне почему-то стало казаться, что у меня покалывает где-то в области аппендицита, мне стало страшно от мысли, что мы идем в горы, и если меня схватит приступ аппендицита, то дойти вниз я не смогу и там я умру и меня никто не спасет. Я решила утром, когда ребята пойдут покупать обратные билеты, я пойду в медпункт, чтобы провериться. И утром первым делом я заявила, что у меня приступ аппендицита, надо мной все повеселились и сказали, что это от страха и что я все придумала. Не знаю, что меня заставило забыть эту безумную идею, но буквально через час я все забыла и мы весело шагали по Симфу.

1 день (1 мая). В Симфе мы пару часов околачивались в ожидании своего троллейбуса, однако всех уже напрягало пребывание в городе, тянуло в горы, подальше от людей, запаха бензина и городских звуков. Вокруг тянулись толпы туристов с такими же огромными рюкзаками как у нас, город уже переживал свою тяжелую участь быть городом, куда в сезон съезжаются массы людей со всех уголков страны да и не только. После регистрации в КСС мы весело уселись в фирменный крымский троллейбус. Я еще до конца не могла поверить, что я в Крыму, вокруг меня мелькает красота гор и долин. То ли от впечатлений, то ли от усталости, то ли от перемены климата мы все заснули.

На Ангарским перевале нас встретил наш второй руковод Мери (безумно похожий на героя из «Властелина колец», поэтому так и прозванный) (первый руковод - Макс шел вместе с нами), он нас довел до нашей первой стоянки. Было чуть прохладно, под ногами шелестела листва, давил на плечи рюкзак, но еще не было реальности похода. Наш лагерь состоял из 5 палаток и был разбит на большой полянке, кроме нас еще вдалеке играли в футбол с криками «Украина-Россия». Мы решили в первый день, учитывая возможность акклиматизации, взобраться на Чатырдаг налегке без рюкзаков. Подъем был довольно крутой, мне было тяжеловато идти, сказывалось отсутствие достаточной физической подготовки, неподвижное сидение на работе. Я шла и думала о том, что завтра предстоит переход с рюкзаками, нормальный походный день (как говориться, активная дневка). Передать словами все, что открывалось вокруг меня просто невозможно! Яркая зелень и повсюду распустившиеся цветы – желтые, синие, деревья готовые вот-вот распуститься. Мы взобрались на плато и шли по яйле (что мне нравилось больше всего – эта мягкая травка вперемешку с бесконечными норками животных), на вершине Чатырдага белел снег и манил к себе, дул жуткий ветер. Мы перекусили на траве и продолжали подниматься дальше к вершине. Когда мы добрались до снега, никто не остался равнодушным – вокруг снежных проталин пестрели распустившиеся горные цветы, от наплыва эмоций мы бросились играть в снежки, умываться снегом, съезжать по нем на седушках, это было нечто, такого я не видела в жизни никогда. Внизу под высотой 1.500 м открывался неописуемый словами вид, от него невозможно было оторваться: горы, долины, причудливые облака, далекое море, хотелось смотреть на все это часами. Но уже скоро приближался вечер и нам нужно было возвращаться. Обратный путь был легким – мы просто катились, сбегали вниз по склону. По дороге мы встретили Киевлян, которые искали энцифалитных клещей и скалопендр, мы их успокоили и пошли дальше. Вечером мы отметили 1 мая. Все было классно, если бы не мысль, что завтра предстоит настоящий день с рюкзаками, я просто боялась наступления утра. Мы разбили палатки, приготовили ужин на костре. Интересно, что еще в Донецке мне казалось, что мне страшно будет спать в палатке, будут тревожить ежики, кабаны и падающие веточки, однако это было настолько смешным там, в горах: меня не тревожили ночью звуки вообще, я просто провались в сон как и все остальные. Ну, разве что я не могла долго привыкнуть ко сну в спальнике, долго с ним боролась, также в нашей палатке было пять человек и мы долго отвоевывали друг у друга кусочек лишнего места.

2 день (2 мая). Первым моим откровением было то, что это утро все-таки наступило и от этого не деться никуда. Собрав рюкзаки и палатки мы двинулись в путь, долгий и нелегкий. Нам предстояло перейти через гору Демерджи и выйти к водопаду Джурла, где была наша вторая стоянка. На самом деле путь был приятным и классным, вполне выносимым и приносящим приятную усталость мышцам и душе, хотя рюкзак был довольно тяжел. Вначале мы шли по лесу, наслаждаясь звуками, запахами, красками крымского леса, беззаботно болтали, потом мы пошли по горной местности, по небольшим скалкам, через хвойный лес, стало чуть труднее идти в гору и жарче, я старалась идти впереди, так как психологически для меня это было легче, так как было ощущение, что сзади еще идет куча людей и им труднее. Мы подошли к горе Лысый Иван и остановились на небольшой привал перед восходом на Демержди. Из всего похода, из всех мест, где мы были и где я была сама раньше мне показалось, что лучше горы Демерджи я не видела никогда, это было нечто! Сочетание каменных изваяний, яркости зелени долин и голубеющих далеко внизу водохранилищ, какая-то тайна во всем, запечатленная в камне, чувство таинственности не покидало меня и манило к этой горе. Карабкались мы где-то час, не скажу, что мне было очень легко, но казалось, что идти все-таки можно, это не смертельно как казалось вчера вечером. Было трудно, но так здорово, так хотелось испытывать эту сладостную и ноющую боль усталости. Казалось, что ты уже можешь идти как машина, хотя постоянно от непривычки сбивалось дыхание и идти порой было довольно тяжело, особенно карабкаться вверх, приходилось чаще останавливаться. Все эти тяготы подъема убивала красота, которая была вокруг, от которой невозможно было оторвать взгляда, хотелось запечатлить ее внутри себя. И сейчас, когда я дома, в этом закопченом Донецке, когда я закрываю глаза, все это передо мной. Я поняла то, что отдых в пансионатах с организованным обедом и тихим часом не для меня, ты не сможешь увидеть и почувствовать самого главного – чувств, звуков, запахов самой природы, ты все это пропустишь, ты пройдешь мимо всего этого. После того как мы перевалили один из склонов Демерджи мы начали спуск. Ты знаешь, раньше мне казалось, что спуск это сущий пустяк, однако спускаться было не всегда легко: ноги ехали вниз, подворачивались, напрягались и не слушались мышцы, я пару раз плюхалась прямо в пыль. На этом спуске запомнился один чувак, который шел и на ходу пел на гитаре. Пришли мы на нашу стоянку к водопаду чуть подуставшими, но эта усталость не была в тягость, было приятно, и через час ее уже не было. Водопад Джурла конечно меня не впечатлил (особенно после Джур-Джура), так как он сам по себе небольшой, плюс место это довольно популярное – близость от воды, что было приманкой для массы туристов, и поэтому там вокруг бродили толпы людей, от них не было покоя ни днем ни ночью: причем ходили к водопаду до самой полуночи. В водопаде купалась люди прямо голышом, хотя вода и воздух были далеко не теплыми. На Джурле оказалось намного холоднее, чем на перевале, так как мы были на высоте, и к вечеру все холодало. С девчонками мы умудрились даже устроить купание: мы выбрались на самую солнечную полянку и искупались, не взирая на шастающих везде людей. После этого пришло ощущение, что хотелось летать! В водопаде мы помыли ноги и постирали носки (да, это было еще одним моим откровением – я никогда еще до этого момента не стирала носки в водопаде). «Дежурные» делали костер и готовили ужин, а мы пошли побродить по лесу к смотровой площадке с видом на море. Вечером стало невыносимо холодно, от костра не хотелось отходить ни на шаг. Следующим моим откровением за поход было то, что я чтобы согреться пила спирт, да, стандартный аптечный разбавленный спирт, от чего я наконец согрелась и чувствовала себя классно, также сняло последнюю усталость.

Прикольно было то, что при каждом перекусе или обычной еде каждый предлагал поесть именно то, что у него в рюкзаке, кто – сгущенку, кто – сало, я же всем пыталась постоянно втулить мысль о том, что нам нужно интенсивнее есть крупы, которых у меня было просто немеренно как мне казалось. Я всем рассказывала о их полезности для человеческого организма, но все были как-то к ним равнодушны, что не могло меня не расстраивать. И какая это была радость, когда тебя разгружали хоть на 1 кг, когда решался вопрос в пользу именно твоей «ноши», это была действительно радость и облегчение!

В этот вечер мы вытащили наши съестные припасы – безумно хотелось сладкого, и стали поедать с немыслимой скоростью сгущенку, шоколад, печенье, изюм, рассказывая при этом всякие прикольные истории. Больше всего меня впечатлил рассказ Ольги из Киева о том, как разлетаются запечатанные банки консервов, когда их кладешь в костер: кильки в томатном соусе – маленькими кровавыми капельками, тушенка – лепешками, сгущенка – сладким феерверком. Ночью еще кто-то устроил невдалеке салют из петард – минут 10 все это действо громыхало на весь лес. В эту ночь спать было немного холоднее, но действие спирта сделало свое дело и спать было комфортно. Мы долго пели под гитару, смотрели на парад планет и мириады созвездий, пили зеленый чай на родниковой воде, который был чем-то совершенно нереальным!

Вспомнилось мне вдруг как мама меня снарядила в поход громадной аптечкой - лекарства на все случаи жизни, среди них был и перманганат калия, при этом было дано ЦУ не пить из незнакомых источников, а бросать в них хрусталики марганца. Выслушав это дома, я покорно кивнула головой, в походе же вспомнились эти слова, что невольно рассмешило. Это показало насколько я не представляла себе даже в мыслях, что такое поход. Пить хотелось каждую минуту, причем настолько, что была готовность отдать пол царства за каплю воды, живительную каплю, которая практически возвращала тебя к жизни. Я готова была пить даже из лужи, так как казалось, что в воде таится жизненная сила.

Еще мне хочется отдельно сказать о том, что мне буквально повезло с людьми, с которыми я ходила, из всей толпы – нас было 16 человек – я знала только двоих, то есть получалось, что я шла с совершенно незнакомыми мне людьми, а поход это не шутка, это серьезно, это жизнь, хоть и немного отличная тот жизни здесь. И многое зависит от людей, с которыми ты идешь спина в спину. Мне повезло с ребятами, они все оказались такими милыми и классными, что позволило избежать всяческих ссор и скандалов, которые как мне рассказывали неизбежно возникают в походах, с чувством юмора, индивидуалы, очень внимательные. А наши мужчины меня вообще поразили – мы не имели даже понятия мыть котелки, ставить палатки, ходить за водой и дровами, они были настолько внимательны за все время похода, всегда помогали и подбадривали.

Ну вот, я совсем отвлеклась от темы дальнейшего пути, так что пора остановиться с описательной частью, с эмоциями и т.д. и перейти к третьему дню: самому ужасному, самому полному впечатлений и самому запомнившемуся дню.

3 день ( 3 мая).
Учитывая тот факт, что часть группы возвращалась 7-го мая, а часть шла до Судака и возвращалась 12-го мая (а я была в числе первой половины), то получалось, что первая половина не сможет выйти к морю, что безумно нас огорчало, и поэтому руководы (Макс и Ольга) решили перекроить маршрут и сократить 1 день, то есть нам предстояло пройти двухдневный маршрут в ускоренном темпе за один день. Велико же было наше желание увидеть море, что мы с радостью восприняли эту идею. Поэтому маршрут был следующим: рано с утра мы поднимаемся, собираем палатки, и без рюкзаков (их оставляем у соседей на полянке) идем в Долину привидений и к крепости Фуна, далее возвращаемся в лагерь, перекусываем и идем к водопаду Джур-Джур, где отдыхаем пол часа, а затем взбираемся на место нашей стоянки – на гору Ай-Алексий. Кажется, маршрут впечатляет, но тогда нас это не тревожило, так как мы не знали всех подробностей этого великого дня. Скажу сразу, что на подходе к концу этой активной дневки я думала, что не дойду до вершины, я останусь в лесу, просто лягу под кустик и усну, не взирая на то, что было довольно прохладно.
Ну, теперь все по порядку. Идти в Долину привидений было легко и не составляло особого труда, я все еще мысленно вспоминала прошлый день, что все-таки все прошло нормально, а я так переживала, значит и сегодня все будет на высоте. Мы шли по яйле, по холмистой местности, дул легкий ветерок, вокруг разливалась долина, внизу море и горы, красивейший пейзаж, который уже казался таким обычным и привычным, без тяжести рюкзака за плечами было даже тоскливо, мы к ней уже привыкли настолько, что ее уже не хватало. Мы полазили на каких-то скалах, пофоткались, так как внизу открывался великолепный вид с высоты где-то 1.200 м. По долине привидений мы спускались вниз, это была самая приятная часть пути, я просто шла и наслаждалась: во-первых мне нравился вид каменных изваяний, во-вторых было классно скакать по камешкам и корешкам вниз. Это были полтора часа удовольствия. Единственно на тропе я встретила Володю, которого вовсе не хотела больше встречать, тем более в горах, но это мне нисколько не испортило настроения, хотя было удивительно – взять и встретиться с ним, это просто судьба какая-то! Мы минуту переглянулись и разошлись по своим дорогам, и через пять минут я уже о нем забыла. В горах у меня не было никаких мыслей ни о доме, ни о работе, ни о проблемах, вообще какая-то пустота, такое ощущение, что у меня вытерли память, а остались одни впечатления от гор, Крыма, переживания и волнения, которые испытывала я от каких-то моментов в походе. Это был совершенно иной мир, при входе в который стирались все мысли и воспоминания. Это закон гор. Мы были на вершине мира, мы парили как мотыльки, и у нас была только одна задача – идти вперед. Крепость Фуна для меня не представила никакой исторической ценности, так как я ее уже видела до этого, но Долина привидений, несмотря на то, что я была уже здесь ранее, открылась мне по-новому. Мне кажется, к ней нельзя привыкнуть, она всегда иная, и в ней хочется быть снова и снова, рассматривать в потоке своего воображения фигурки животных и сказочных героев, запечатленные в камне, идти в потоке собственных мыслей, ветра и запаха цветов. Возвращение в лагерь было не таким приятным как дорога в Долину привидений, потому что стало жарче, и плюс мы теперь не спускались, а шли в гору. Вернувшись в лагерь, мы перекусили, натянули свою ношу как вьючные животные и отправились далее. Дорога к водопаду Джур-Джур была разная, но в основном шла наверх. Кульминацией подъема был вертикальный подъем, этак метров 20, только не каменный, а по лесной почве с горой шуршащих листьев, небольшой, чтобы избежать оплаты 3 гривень леснику за проход к водопаду. В последние пол часа идти к водопаду было тяжеловато, а это было только половина нашей активной дневки. Девчонки вдобавок растянули мышцы и часть группы чуть подотстала. По дороге мы встречали кучи туристов, в основном из Киева, Днепропетровска, Запорожья, Москвы, здоровались и желали им хорошего дня. И вот наконец мы услышали гул падающей воды, такой непрерывный шум, успокаивающий своим постоянством. Людей, как и ожидалось, здесь была масса, они фотографировались, купалась в водопаде, кричали, и всем этим мешали желанию сесть на камешек, закрыть глаза и минут пять послушать шум воды, различая в нем отдельные звуки леса и гор. Водопад был полноводным и грандиозным, он меня впечатлил, даже несмотря на то, что я его уже видела ранее, он был красив своей мощью. После того как мы вдоволь нафоткались, наслушались шума воды, мы двинулись вперед и вперед. Предстояло самое главное, но этого никто не знал, руководы сказали, что нам еще осталось идти где-то час, поднимаясь вверх, силы в принципе были на исходе, но я еще могла идти без напряжения. Но на самом деле все было не так: нам предстояло еще идти около 2-3 часов ужасного подъема на гору Ай-Алексий, причем такого монотонного и нескончаемого, что я возненавидела эту гору. Напрягало то, что ты не знал, сколько тебе еще идти, руководы говорили, что еще осталось буквально чуть-чуть, но на самом деле мы все двигались и двигались вверх на гору, и этому не было конца. Одна часть группы, ведомая неведомыми силами, ушла далеко вперед, их не было даже видно, а вторая группа (где была и я) плелась следом. На подходе мы просто выбились из сил, сели на землю и мне казалось, что я уже не встану, никакая сила меня не заставит это сделать, хотелось остаться здесь и заснуть, хотелось стать русалкой в пруду, мимо которого мы проходили. Мы от горя достали банку с сухим молоком и начали его жевать, думая что это придаст нам силы, однако оно только забилось в пересохший рот и стало еще хуже. Не помогали даже мысли о том, что если мы взберемся сюда сегодня, то послезавтра мы попадем на море, также в часе ходьбы будет магазин, настоящий магазин с настоящими продуктами и настоящим пивом (которого хотелось больше всего!), где можно будет все это купить. Мы часто останавливались, становилось все холоднее и начинало сереть, мокрые от пота спины продувало холодным ветром. Последние метры у меня уже не двигались ноги, ни с рюкзаком, ни без него. Мне было стыдно за себя, за то, что я не могла себя так заставлять идти как это делали другие, мне наоборот хотелось сдаться, за то, что я так физически не подготовлена, хотя еще пару лет назад я была заядлой спортсменкой и выносила не такие нагрузки. Мне помог Ростик, он забрал у меня рюкзак (бедный, он нес два неподъемных рюкзака!) и только благодаря этому я дошла. Когда мы наконец вышли на нашу стоянку, все просто упали, мне верилось, что это конец, многие даже не могли выползти из палатки, причем весь следующий день также.

У нашей Ани в этот день был день рождения, ей исполнилось 17 лет, она была самая маленькая среди нас, ее взял с собой ее брат Андрей (он же Зеня), она держалась просто молодцом, хотя ей было нелегко. Так что вечером мы решили, преодолевая усталость, отметить ее праздник: мы приготовили торт из печенья, какао, сгущенки, изюма, зажгли свечи, надули шарики. Пили конечно спирт, ибо другого ничего не было, и ничего другого не хотелось, причем пили вдвойне интенсивнее, чем в прошлый раз, потому что не было сил. По-моему, этот день рождения Аня запомнит надолго, вряд ли когда-нибудь будет что-то подобное: один ее вид в первые минуты на Алексии, когда она просто упала без сил на землю, чего стоит – разве бывают еще такие дни рождения? Невдалеке был источник, но не было сил к нему идти помыть ноги и умыться. Я залезла в палатку, посидела несколько минут и поняла, что просто не могу встать (интересное чувство!), я такое испытывала редко, я себя буквально поднимала по частям: сначала одну ногу, потом другую, потом руки, голову,…, чтобы подползти к костру. У костра все как-то более-менее оживились, ведь мысль о том, что завтра мы никуда вообще не идем и ночуем вторую ночь на Алексии казалась невиданным счастьем. Единственным огорчением было то, что Ольга (наш руковод) не вышла к костру в этот вечер, так как они чего-то повздорили с Максом. В эту ночь у меня наступило какие-то буйство, мне не хотелось спать, по всей видимости усталость была смыта спиртом, и пришло возбуждение событиями, переживаниями этого дня, я не давала всем спать, мы с Сашкой начали философствовать, Ростик храпел на всю палатку, Диана тихо вздыхала, а Метелева возмущались и пытались закрыть мне рот, но я кричала «Свободу Анджеле Девис!» и вырывалась. Но потом я утихла и провались как обычно мгновенно в сон. Метелева прозвала гору Ай-Алексий жопой мира, и это было правдой.

4 день (4 мая). Наступил самый разгильдяйский день нашего похода, хотя нет, после этого все дни были разгильдяйскими, больше таких трудных переходов не было (а жаль - так сейчас думается мне). Всего три нормальных дня. Нам не нужно было рано вставать, проделывать обычную процедуру сворачивания ковриков, палаток, собирания рюкзаков. Мы не спеша приготовили завтрак (в этот день все завтраки и обеды вкусными, так как готовили наши классные повара – Сашка и Ростик), была моя любимая гречневая каша с тушенкой. Предстояло два маршрута: сходить в село Генеральское за продуктами и пивом и подняться без рюкзаков на гору Каратау, у которой обалденная яйла. В Генеральское пошла одна группа, часть людей пошла на Каратау (в том числе и я). В Генеральское собирали целые списки из того, кто что желает отведать, причем звучали самые неожиданные предпочтения – я заказала оливки (причем, черные и с косточкой), кто-то грейпфруты, апельсины, рыбу, молоко, паску и яйца, ну и конечно же пиво. Просто не верилось, что мы спустились к цивилизации и здесь недалеко есть магазин, хотя я уже была в таком состоянии одичания, что я готова была прожить и без него. При вчерашнем переходе я подвернула ногу, теперь она распухла и дико болела, я просто не могла двигаться, каждый шаг причинял мне боль. Я сделала себе перевязку бинтом, но это едва ли помогало. Но сидеть на месте мне не хотелось, также хотелось избавиться от крепатуры, которая поразила мои ноги после вчерашнего. Подъем на Каратау был для меня трудным (или просто мы расслабились?), я значительно отстала от всех, плелась сзади, так как у меня болела нога, я не могла не нее вообще опираться, особенно на спусках. Также немилосердно пекло солнце. Каратау мне не совсем понравился. Не знаю, но возможно его яйла напомнила мне наши Донбасские степи, конечно что-то в этом было, мне нравилось ходить по мягкой траве, но после Демерджи гора Каратау как-то не смотрелась. Мы взобрались наверх, там был жуткий пронизывающий ветер. Единственно, что мне понравилось – это отвесные скалы, с которых сбрасывали неверных жен.

В это время наш остальной народ успел заблудиться на обратном пути из Генеральского, они бродили вместо часа три часа с яйцами и всеми остальными продуктами, но по дороге им попалась машина, которая их подвезла в лагерь. Приехали как цари.

У нас в рядах были потери. Ольга из Киева заболела, у нее поднялась температура и она пролежала весь день в палатке. Ольга (руковод) также не выходила из своей палатки по никому непонятным причинам, также часть народа барахтались в своих палатках.

Мы с девчонками снова решили устроить себе купальный день. Мы долго бродили по лесу в попытке найти солнечное место, но не тут то было, дело в том, что на Алексии деревья высоченные и там всегда и везде тень. Также везде на таких более-менее солнечных местах бродили толпы людей. После долгих мытарств мы выбрали себе болотистую местность, и покупались, было конечно прохладно, но зато такая легкость была после этого! Плюс еще и такая романтика: ты поливаешь себя сверху водой из бутылки, а ноги у тебя утопают в болоте! Затем мы провели стандартную процедуру стирки носков в роднике.

День конечно был еще тот. Мы вернувшись из купания застали ребят у костра, пивших пиво, и конечно присоединились к данной процедуре. Началось это в 15:00, а окончилось часа в два ночи. Была какая-то эйфория, мы пели песни, причем, горланили на весь лес (к нам даже прибрели какой-то парень с девушкой послушать песни), добавили к пиву водку, и бесконечно что-то жевали. С этого дня в наших рядах начался какой-то бесконтрольный жор, так как мы поняли, что продуктов у нас уйма, их просто некуда девать, все мы съесть за время похода не сможем. Вообщем день удался, все с трудом расползлись по палаткам, кое-кого даже доносили до них.

Этой ночью в наших головах родилась совершенно безумная идея совершить переворот и «положить» на завтрашнем маршруте, а отправиться сразу же к морю. Первоначально предполагалось, что мы идем все вместе на Урочище Чигинитры (к нему нужно подниматься вверх часа три), а потом группа, которая уезжает 6-го спускается в поселок Рыбачье, а потом к морю, а те, кто идет дальше – идет своим путем. Мы уже расслабились, уже хотелось просто выпасть на берегу моря, покупаться, побездельничать. Хотя сейчас мне кажется, что все зря, сейчас не хватает движения и этой усталости.

5 день (5 мая). С утра мы отметили пасху, стукались яйцами, поздравляли друг друга, пили мой любимый чай с мяфой (она же мята – мы ее так называли). Мои мысли были только о море, просто не терпелось его увидеть! К обеду после распределения оставшейся части продуктов и прощания с оставшейся частью людей мы выдвинулись из лагеря. Вторая половина людей оставалась на Алексии еще на один день, так как Ольга еще не выздоровела, ее терзала температура и идти она не могла. Идти было легко по широкой дороге вниз, даже неинтересно, просто какая-то несерьезность, рюкзаки были пустые, вообщем все говорило об окончательной части похода. Мы шли в Генеральское, чтобы оттуда доехать вниз до моря в Солнечногорск. В Генеральском мы поймали военный грузовик, который согласился нас подбросить к морю. Езда на нем напомнила мне о Славском, где мы ездили на таких грузовиках, здесь тоже они служили местным такси. Водитель несся по серпантину с немыслимой скоростью, ветер просто сдувал нас, эмоций было море, мы кричали, пели и ликовали! Да здравствует море! Внизу нас выбросили около красивейшего строящегося дома, рядом с мусорником и двумя антикварными разбитыми машинами. Жарило солнце, и от этого чувствовался летний отдых на море. Всеобщим мнением решили ехать до Алушты, вернее, разбить лагерь за 7 км от нее, так как нам оттуда легче завтра будет уехать в Симф. Прежде чем поймать какой-то транспорт мы пошли искупаться, это был кайф! Вся дневная пыль была смыта ледянящей водой, воздух был горячим, поэтому холодно не было. На берегу уже было куча загорающих людей. Машину найти было довольно трудно, автобусы здесь не ходили, таксисты требовали немыслимые суммы. Славный город Солнечногорск! Нам ничего не оставалось делать как согласиться на все. Когда мы сели в две машины, то пошел дождь. Гора Демерджи была вся в тумане, облаках и обложном дожде, ее практически не было видно, а там остались наши ребята, и мы им сочувствовали, их накрыло дождем хорошо, а мы убегали от него на машине, даже не интересно. Мы разбили лагерь у самого моря на небольшом пригорке. В первые минуты я не могла оторваться от морской глади на горизонте, надышаться запаха йода, было так здорово! Свобода! Не надо никуда спешить! Однако на небе так не кстати клубились облака, и дождь накрыл нас снова, мы забрались в палатки. Однако он шел совершенно недолго, и затем снова вышло солнце. До вечера мы только и делали, что все время что-то жевали. Ребята даже умудрились в 12 ночи найти бар в этой глуши, где купили себе сигареты. Мы посидели у костра (который палили из шишек), а затем пошли спать. Что-то меня тяготило, уже хотелось в горы, также тяготила мысль о завтрашнем возвращении домой. Велись беседы на тему музыкальных пристрастий, особенного русского рока и рок-н-рола, и я учитывая свои пробелы в знаниях в этой области сохраняла молчание.

6 день (6 мая). В этот день мы с самого утра загорали, купались, читали Хармса и другие Метелевские рассказики, жевали изюм, орешки и другую дребедень, а потом наступила минута, когда нужно было собираться и идти в Алушту. Макс в этот день был в ударе и отличился тем, что побегал голышом по берегу, по холмам, попугал окружающих. Также он фоткался в одежде призывника или мародера, кто его знает, кого он пытался изобразить, но в любом случае было прикольно. Мы шли около часа по берегу моря, я готова была идти так вечно, смотреть на море и пребывать в потоке своих мыслей. Пляжи уже готовились к приему отдыхающих, Крым постепенно оживал после зимы. В Алуште мы сели на троллейбус и поехали до Симфа. Когда мы ехали шел дождь, и мы глазами прощались с горами, кто - спал, кто - пил пиво, но все были счастливы, это было видно.

В поезде нам не повезло с местами, они все были боковые и верхние, так что нам проблематично было всем вместе собраться. Но настроение было не то. Всем нужно было на следующий день быть на работе.








К списку тем

1

Логин : Содержимое

Всего ответов: 4. Страниц: 1

Автор

Сообщение

Boris

Добавлено: 2005-11-23 09:57:25

Хороший отчет, хорошо написано, легко читается. Спасибо :)

Boa

Добавлено: 2005-11-23 18:32:15

Да... перед зимой побывать в весеннем Крыму... А сейчас выйду на улицу, а там снег... Хороший контраст. Отчет отличный, душевно написано. :) Молодец.

Irokez

Добавлено: 2005-11-23 21:37:26

Отчёт сногсшибательный. Выставляй в конце года на голосовалку. Я отдам свои 2 голоса.

Pivoman

Добавлено: 2005-11-26 01:06:07

Конкретно и искренне !
А я и думаю – почему чай из Ай-Алексия на майские был такой невкусный – вы выше по течению стирали носки :)
А что значит «наши мужчины меня вообще поразили»-ты тягала в рюкзаке крупы – могли-бы и разгрузить :)
А что значит «стали поедать с немыслимой скоростью сгущенку, шоколад, печенье, изюм» - а что делал при этом завхоз ?
А руководов наверное лучше обозвать в ноговодов :)
Про ЦУ мамы не пить из незнакомых источников – вспомнилось мое первое впечатление о Карпатах – я был в шоке от того , что в любом ручье можно зачерпнуть воды , и без кипячения пить ! ( сам с Донбасса – экология , блин …)Рад , « что отдых в пансионатах с организованным обедом и тихим часом» не для тебя :)
Продолжай в том-же духе !

К списку тем

Всего ответов: 4. Страниц: 1

1

У вас нет достаточно прав для создания своего ответа
Зарегистрируйтесь либо авторизируйтесь на сайте