Статьи/Про другие горы

Написал: KOTIONOK

Фанские горы 2004

2004-11-30

Фанские горы июль 2004. (автор А. Федак)
очет и фото на http://www.sky-club.com.ua/impressions/Fanny/
Идея поехать в Фаны родилась на Байкале. SKY-CLUBовцы сидели у костра на берегу Славного моря и жарили хариуса, над нами был растянут полиэтилен, а еще выше было печальное серое небо, из которого, так нетипично для этого времени года, лил дождь. Третий день…
Фаны, как известно, славятся хорошей погодой. Визбор, даже ,,оставил там свое сердце,,, а я всего лишь дважды бывал там, и теперь, грея у костра промокшие лапки, мечтательно вещал о том, как там здорово. Самым благодарным слушателем оказался Вовка Литовка, он же и стал главным двигателем идеи – запустил ее в массы. После многочисленных ,,хочу, но не могу,, и отказов за день до выезда, на старт все же вышла команда из 8 участников со мною во главе.
Команда, как обычно, была неоднородной – от матерых горных туристов и начинающих альпинистов, до новичков в горах, но далеко не новичков в мире экстрима. Исходя из этого, мы не ставили себе сверхзадач, главным было сполна окунуться в очаровательный мир Фан. Экспедиция была запланирована, как горный трекинг с несколькими восхождениями на пятитысячники, проходящий по самым красивым местам.
Из справочника – Фанские горы-узел коротких высоких хребтов, поднимающийся между Зеравшанским и Гиссарским хребтами в системе Памиро-Алая. Памиро Алай – горная система,расположенная в Средней Азии, к югу от Ферганской долины. Для Фанских гор характерны высокие вершины, узкие ущелья с шумными потоками, и многочисленные озера, чистые и разноцветные. Главная вершина Фанских гор – Чимтарга(5489м).
Поверьте, за этими сухими и объективными строками, скрывается одно из красивейших мест на земле. Еще одно определение – в радиусе 20 км поднимается в небо с десяток пятитысячников с огромными полуторакилометровыми отвесными стенами, с небольшими для таких высот ледниками, окруженные арчовыми(можжевеловыми) лесами, поднимающимися до высоты 3000м над уровнем моря, и все это дополняется ни счем не сравнимым по красоте ожерельем озер с чистейшей водой.
Но довольно определений – все по порядку. В свое время в СССР это был один из самых посещаемых альпинистами и туристами горный район. Я был там в 1990 и 1993 – некоторые их местных жителей даже узнавали! Говорили, что последняя группа из Украины была 10 лет назад. Это они, конечно, загнули, но то, что несколько лет горы действительно пустовали – правда. В Фанах было спокойно, но в Душанбе были серьезные разборки между кланами то ли верующих, то ли бандитов – не нам судить. Не знаю, было ли это войной, но дети в школу не ходили, русский язык подзабыли, а соседний Узбекистан фактически перекрыл границу для европейцев. Сейчас все это позади, таджики как были, так и остались достойными и гостеприимными, а горцы на редкость бескорыстными. Японца или француза на горной тропе встретишь чаще, чем русского или украинца – лучшее подтверждение безопасности.
Перебрав все возможные транспортные варианты, мы остановились на следующем –поезд до Москвы, самолет до Самарканда, дальше трансфер до Алаудинских озер при помощи т.ф.Вертикаль. Как показал опыт – выбор правильный, но есть ньюансы
.
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. Восток дело тонкое. Мы, как европейцы, умудрились первыми став в очередь на досмотр в аэропорту, последними оказаться перед таможенником – бурный поток уверенных в себе узбеков прорывался сквозь нас, сметая все на своем пути, бурля не хуже Ниагары(они ведь у себя дома). Несмотря на все наши попытки сдержать натиск, позади нас остались только маленькие вежливые японцы, которые с удивлением глядели на это безобразие... В 21 веке в Самарканде не нашлось ни одного банкомата. Поменяв наличку по супер-курсу у самаркандского представителя фирмы, мы с удивлением узнали, что на базаре курс гораздо лучше (а не наоборот), и проблем с обменом никаких.
Дорога к Алаудинам действительно нелегкая, и выехав утром можно приехать и ночью. Приключения на границе Узбекистан-Таджикистан входят в программу тура(лучше проходить с представителем фирмы). Границу пересекают пешком(меняем машину). Весь багаж перевозят подростки на колоритных тачках – наши кучмовозы здесь просто отдыхают. Весь груз на 8 человек вместе дынями и прочим перевезли на 800м в одной двухколесной тачке за 1 у.е..Проблем с Узбекской таможней у нас не было. С таджикской стороны нас ожидала добрая фея – представительница Вертикали – проблем тоже не было. Они же решают вопросы регистрации, которая производится совсем не по пути и без которой на выезде будет очень грустно.
Проблемы начались, когда мы увидели транспортное средство. Такие теперь можно увидеть только в фильмах про пятидесятые. ,, Стреляй, Глеб Егорыч, уйдут ведь!,, Только ехать не по ночной Москве, а по жуткой горной дороге. Экипаж ,,антилопы,, состоял из водителя-виртуоза(серьезно) и бортмеханика. Было заявлено 8 часов пути. Уже через 10 мин команда занялась ремонтом железного коня – всю дорогу прямо на ходу, не глядя под колеса, катящие над бездной(сущие пустяки, пропасть всего каких то 300 метров), виртуоз одной рукой крутил штурвал, а другой, откинув крышку в салоне, копался в моторе. Бортмеханик подавал ключи и ловил отваливающиеся части. Иногда он не успевал, и что-то выпадало на дорогу. Тогда мы останавливались, и спешили в редкие кусты перевести дух. Вы не поверите, но не все что выпадало, удавалось вернуть на место( два порванных ремня – генератора и водяного насоса почему то никак не хотели работать ). Угадайте, сколько может проехать машина без системы охлаждения и подзарядки аккумулятора по горной дороге?
Добрая фея(действительно симпатичная милая девушка) пыталась направить наши мысли в другое русло, сообщив, что в горах тоже полное безобразие – лето еще не наступило, холодно, каждый день идет дождь, наверху снег, все маршруты закрыты, еще никто никуда не ходил – была попытка подняться на Замок по двойке, но снега оказалось чуть ли не по уши и пришлось отступить. Вчера шел снег..Мы чуть ли ни первые... В подтверждение ее слов тут же пошел дождь и сквозь многочисленные дыры в сто раз перелатанной крыше нашего броненосца в трюмы полилась вода. Начали проговаривать идею ставить палатки, а утром искать машину, наша вот-вот развалится. В этих заботах прошел день...
Наступила ночь. Машина наконец заглохла, аккумулятор умер, а мы пошли в ближайший кишлак искать транспорт. Аллах милостив, машина нашлась, причем не что нибудь, а рашен джип ГАЗ-66, оборудованный будкой и в отличном состоянии, мигом домчавший нас до альпбазы. Почему не они за нами приехали? А потому, что у них не сложилась дружба с авторитетами на равнине, и они не могут выезжать из гор... Глубокая ночь – ставим палатки посреди лагеря и спим.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. Альплагерь Алаудин-Вертикаль расположен на поляне, в получасе ходьбы от большого Алаудинского озера, в окружении остроконечных пятитысячников и более мелких озер. Утром нас встречает Руфина Григорьевна, на энтузиазме которой все тут держится, а держать все это ох как непросто. Когда совковая ментальность переплетается со среднеазиатской, бензин как известно, разбавляется ослиной мочой. И не горит. Уж не знаю, чем разбавляют узбеки поставляемый таджикам газ, но гореть он не хочет. То есть в первое время он горит, вы заправляете им свои баллоны, чего-то там просчитываете, а он погорит немного и умирает. И вы готовите себе чаек на ослиных блинчиках, если таковые имеются поблизости, ну это, конечно, если у вас пересохло во рту недалеко от кишлака. Если же вы висите на стене под вершиной пятитысячника, то ослики там не ходят, и даже по простым маршрутам на вершины забираются не часто, так что блинчика вам не найти, и чайку не видать, как ослиных ушей.
Но этого нам не сказали, до всего этого мы дошли сами несколько позднее на личном опыте, а пока радостно заправились газом в лагере, по гуманной цене, правда изрядно попортив при этом клапана баллонов плохими переходниками. Мы отавили в Вертикали заброску и паспорта для регистрации и вышли в акклиматизационное кольцо к Куликалонским озерам.
Ура! С первых метров подъема все приколы цивилизации остаются позади. Впереди простой и невысокий перевал Лаудан 3630, н.к., с него видно Киликалоны, стена над которыми прячется в облаках. Мы довольно бодро проскакиваем через перевал – везде хорошо пробитая тропа. Идем к большому Куликалонскому озеру, обходя более мелкие, уже в сумерках форсируем небольшую речку и ставим палатки под мелким дождем на берегу озера.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. Утром налегке поднимаемся на пер.Чукурак 3150 и на
небольшую скальную вершинку над ним – отличную панорамную точку над здоровенным отвесом. Затем возврашаемся к палаткам, по дороге посетив юрту и
угостившись айраном. После обеда, неспешно купаясь в озерах, переходим под Куликалонскую стену к озеру Дюшаха. Над озером нависает двухкилометровая громада вершины Мирали, вся стена засыпана свежевыпавшим снегом. Только успеваем поставить палатки, как начинается сильный дождь.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. Утро чудесное, после завтрака большая часть команды не спеша отправляется на пер.Алаудин 3730,1А, (классический путь для вьючных животных и изнеженных буржуйских туристов), а мы с Аней и Володей, сначала купаемся и бродим с фотоаппаратом, а потом догоняем ребят уже под перевалом. Чего не бывает на Алаудине, так это снега летом – у нас был. С перевала чудесный вид, идем мы быстро, в отличие от группы из Израиля, плетущейся сзади. Мы, как истинные эстеты, обедаем чуть ниже снега, приправляя салом вид на мусульманские горы и шествие иудеев. Их команда далеко не юного возраста, люди явно привыкшие к большему комфорту, и не смотря на солидное ишакосопровождение, и то, что идут налегке, по их измученным лицам видно, что все происходящее для них серьезное испытание (переход по глубокому снегу их доконал). Их гид, веселый москвич, явно скучает, а они в шоке от того, как мы вначале пробежали мимо них, а теперь беспечно предаемся чревоугодию. Ведь впереди еще бесконечный спуск вниз( 10 лет назад я с группой поляков сбежал за час).
Подкрепившись, пробегаем мимо разбросанной по всему склону вереницы людей, потом обгоняем ишаков с погонщиками –в воздухе уже запахло грозой. А на берегу Алаудинского озера стоит балаганчик с пивом!!! И это совсем не воспринимается как пошлость. Пока мы затариваемся пивом, начинается дождь. Наконец палатки на берегу озера поставлены, мы попиваем пиво и искренне сочувствуем все еще спускающимся с перевала буржуям и разглагольствуем на тему о том, как крепко вставляет Балтика-3 на высоте. Вечером небо очищается и окрашивает горы в удивительные рериховские цвета.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. Спускаемся в альплагерь за заброской и сражаемся с переходниками, пытаясь добыть ту часть смеси, которая еще способна гореть. При регистрации нам перепутали дату отъезда, и мы опять оставляем паспорта. Руководитель французской группы наивно спрашивает у парня, едущего по лагерю на ишаке, где можно заказать геликоптер. Парень со сначительным видом поглаживает своего Панурга и говорит:
-Геликоптер нихт! Ми есть геликоптер!
В самом деле, доставка ишака с грузом на Мутные озера стоит 8-10 у.е., а это 100кг груза и расстояние приличное. Мы как то продинамили этот вопрос, и перегрузивши желудки дынями так, что пояса рюкзаков не сходились, потащили все сами. Перед Мутными пошел дождь(регулярно идет каждый вечер!), но небольшой и ненадолго. Завтра у нас восхождение – Замок,5070м,2А. Ложимся спать пораньше.

ДЕНЬ ШЕСТОЙ. Просыпаемся в 2 часа ночи, слегка перекусываем и выходим в кромешную тьму, прорезая ее налобными фонариками. Я иду первым, иногда чуть отрываюсь вперед, и останавливаюсь, чтобы насладиться зрелищем цепочки огоньков, упрямо ползущих по склону горы. Шествие гномов, не иначе. Вначале пришлось покорячиться на сыпухе, затем мы выходим на снежник, плавно переходящий в ледник. Справа в начинающем светлеть небе угадывается громада вершины Фогитор. Есть в ранних выходах особая прелесть, не говоря уже о безопасности. Когда идешь в горах ночью, то воздух совершенно застывший, и, несмотря на мороз, достаточно легкой одежды. Иду в футболке и перчатках, передние лапки все-таки немного подмерзают, а смерзшийся снег твердый, как камень. Все чувства обостряются, плюс немного эйфории, идешь легко и свободно, опираясь для удобства на лыжные палки. Для меня это самая интригующая часть восхождения, немного мистическая и совершенно не напрягающая.
Вместе с рассветом холодает и появляется ветерок. Идя по ровному леднику с плавно увеличивающейся крутизной, мы как-то незаметно всплыли над Фогитором и ближайшим вершинами. На краю ледника чудо – непонятно как пробравшиеся сюда цветы, да еще и присыпанные свежим снегом. Под стенами Замка одеваем кошки и системы. Впервые группа изрядно растянулась – похоже не всем удалось хорошо акклиматизироваться. Мы еще в тени Замка, а напротив Пайхамбер уже вовсю греется на солнце. Наст уже не держит, и мы все чаще проваливаемся в глубокий снег, где по колено, а где и поглубже. Мы с Юрой и Володей успеваем по тени добраться до нижней трещины, от которой провешиваем вверх три веревки перил (для нашего состава это обязательно). Приходится продирать по полметра снега, прежде чем доберешься до нормального льда(иначе ледобур не будет держать). Как только выходим на солнце, сразу становится тоскливо – жарит так, что мозги плавятся, очки снять невозможно. Полтора часа прячусь от солнца в тени каремата, пока группа проходит перила. Аня ушла вниз, такая высота ей пока не дается...
Попили чай и без веревок идем дальше – впереди длиннючий пологий подъем по платообразному леднику пад палящим солнцем на простой гребень. Небо потихоньку начинает затягивать, причем тучи явно дождевые. Прямо перед нами целый куст пятитысячников. Перед выходом на вершину по крутому снежному склону проходим под скалами большого жандарма, причудливым замком возвышающимся над плато (отсюда и название горы). По дороге все больше народу отваливает вниз, устав от высоты и глубокого снега. Даже Володя несколько раз порывался отступить, но все же находит в себе силы, и только мы с Юрой все время бодро топчем снег. Наконец мы на вершине. Вокруг настоящая зима, солнце уже не печет, зато из тучи тихонько сыпется снежок и засыпает громадные пятитысячные скальные пирамиды. Спешим вниз, надеясь, что снег еще не скоро превратится в дождь. Пока провешиваем перила, выходит солнце. После перил, уже каждый своим темпом, валим вниз, благо следов натоптали от души. Добегая до палаток, все первым делом бросаются в озеро, а потом выпивают море чаю. Засыпаем уставшими, но довольными.
ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. Дневка. Отсыпаемся, пляжимся на озере и вверх-вниз лазим по перилам, протянутым на камне-скале прямо за палатками. По итогам вчерашнего восхождения принимаем решение выходить еще раньше, чтобы меньше жариться на солнце. Нам падают на хвост два белоруса, а Яна остается, так как не успела восстановиться после восхождения на Замок. Теперь наша цель Энергия 5170, 2Б. Выходим в 11 вечера.
ДЕНЬ ВОСЬМОЙ. Обходим озеро по мелкой слежавшейся сыпухе и форсируем реку. Ночь безлунная, долина широкая, и довольно трудно придерживаться правильного направления. Только начинается подъем, как уходит назад Аня – горняжка замучила, а ведь идем всего час. Ее фонарик еще долго потом блуждает возле озера – найти место переправы непросто. Мы выходим на длинный пологий ледник. В темноте угадываются огромные заснеженные вершины, снега столько, что в целом достаточно светло. Иногда выключаю фонарик и подстегиваю свои органы чувств – во всяком случае идти можно, и так красивее. Я в отличной форме, и чтобы не загнать народ приходится себя сдерживать – отпускаю группу вперед и иду немного позади. У нас вся ночь впереди, погода великолепная, и главное теперь не поймать горняжку, и не заблудться. Последнее совсем не просто. Вначале нам нужно попасть на пер.Чимтарга 4600м, куда ведет тропа, траверсирующая довольно крутой склон под стенами Чимтарги 5482м. Сейчас весь склон засыпан снегом и тропа где-то под ним. Можно идти дальше по леднику, но тогда потом придется подниматься по крутому кулуару, а это отнимет кучу здоровья.
Подключаю всю свою интуицию и иду по склону, надеясь что повыше снега поменьше (склон южный) и тропа найдется. Так и получается. А еще выше находим следы туристов, ходивших вчера на перевал. По следам идти совсем легко. Перед перевалом следы исчезают под лавиной, слетевшей с башни Чимтарги – подтветждая, что снег валивший на высоте эти дни, не исчез бесследно. На остром гребне у нас над головой и сейчас еще висят карнизы. Они достаточно далеко, но на всякий случай уходим с тропы и берем левее. Наст держит великолепно, крутизна возрастает – идем на кошках. Уже рассвело, и когда мы выходим на перевал, встает солнце, и никакой фотоаппарат не способен передать красоту окружающих нас гор, и яркие краски, залившие все вокруг.
Из ущ.Зиндон через гребень прорывается холоднючий ветер, но это ненадолго. Наст на гребне уже не держит, и я проваливаюсь по колено. Пока подтягиваются отстающие, народ отдыхает и чаевничает, мы с Юрой берем веревки и отправляемся вверх. Вначале долгая тропежка по гребню, затем крутой подъем по правой части гребня по сэндвичу из наста, полумертового пушистого снега и льда под ним. Три веревки перил по снежно –скально – ледовому гребню не составили проблем, 50 метров по пологому гребню и я на вершине. Всего лишь 8 утра, светит и ласково греет солнышко, и жизнь прекрасна и удивительна. Виды великолепны. Гора обрывается на юг внушительной стеной, и оттуда начинают подтягиваться облака, опуская и поднимая занавес над миром. Развалившись на солнышке, поджидаю всю братию. Подходит Юра, затем белорусы и Костя. Игорь с Мариной сражаются с горняжкой на подступах к перевалу. Володя, как говорят, уже идет по перилам, совсем обалдевший от горняжки и слегка огрызающийся. В 10 утра он на вершине, бледный, шатающийся, совсем никакой, но быстро оживляющийся при слове ЧАЙ(с лимоном и медом). Игорь по рации говорит, что они уходят вниз. Я возражаю, мол времени полно, и я готов ждать их на вершине сколько угодно. Он говорит, что на перевале невозможная жара, и ему в лом опять месить снег(что правда, то правда).
Перилят вниз белорусы, затем и мы. Встречаемся на перевале, где бросили излишки еды и шмоток. Мимо нас вяло топает в Зиндон группа туристов( получился почти каламбур – зиндон означает тюрьма, темница. Ущелье и правда узкое, с высокими безжизненными скалами по краям).С перевала разбредаемся вниз каждый в своем темпе. Костя уходит последним и не спешит, хочет всласть насладиться победой. Володя оживает на глазах, и с перевала мы просто бежим вниз, подскакивая в глубоком снегу. Вместо изнурительного топтания по склону мы глиссеряем по крутому кулуару, и в итоге возвращаемся к озерам раньше всех. Когда народ приходит, мы уже накупались и напились, всего только 3 часа дня. Последним приходит Костя. Он не выглядит измотанным, похоже, и правда наслаждался видами.
Красиво получилось. Хочется выразить свое восхищение мужеству Кости и Володи. Дело в том, что Костя вообще первый раз в горах, к тому же у него него травма позвоночника еще с тех времен, когда парапланеризм был опасным и экстремальным, и все летали на чем попало, включая и то, то летать не может. На привалах Костя первым делом расстегивает укрепляющий позвоночник корсет, а рюкзак таскает не легче, чем у других. И к тому же серьезный байкер(горный велосипед), горнолыжник и кайтсерфингист. Когда они с Яной ездят к Крым, то машина забита парапланами и кайтами, а на крыше торчат два байка! Первой Костиной вершиной стал пятитысячник Энергия, да и до покорения Замка оставалось совсем немного.
Володя тоже герой. Сразу после Нового года в Славском, после полетов, Володя съезжал вниз с тандемом за спиной, и в него сзади врезался катой-то урод. В итоге чайник убежал, а у Володи серьезно сломана нога, три месяца в гипсе, потом костыли, ходить на которых врачи рекомендовали до середины мая. 17 апреля Володя на костылях забирается на гору и летает в Киеве в динамике, с первого мая вовсю летает в Крыму(прячась от врача, который в это время тоже в Крыму). В ноге пока находятся шурупы, стягивающие кость, и это несколько мешает экстремальным проектам. Горный опыт – несколько восхождений в течение одного клубного похода на Кавказе. Все это лишний раз говорит о человеческих возможностях и о том, что на вершины поднимаются те, кто очень этого хочет.
ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ. Дружно топаем вниз на Алаудины за заброской, паспортами и пивом. По пути охлаждаемся в холоднючем озере Пиала. Регистрацию нам опять не сделали(!) – договариваемся, что подвезут с машиной, увозящей первую подгруппу. Отъедаемся пловом и тянем наверх пиво. Не спешим и приходим на Мутные уже ночью.

ДЕНЬ ДЕСЯТЫЙ. Обилие снега на высоте делает восхождения довольно изнурительными, мы голосуем, и вместо восхождений на Большую или Малую Ганзу идем треккинг. Действительно, давно пора сменить обои. Переваливаем в ущ.Казнок через пер.Казнок4040, 1Б. Перевальный взлет оказался неожиданно крутым и интересным, а спуск несложным, но камнеопасным. Попиваем пиво, старательно вытащенное на перевал, и обедаем. При спуске выстраиваю всех плотной группой, так как пущенные камни долго летят вниз не останавливаясь.
Спутившись немного, обнаруживаю, что Юра остался на перевале( вероятно пиво подошло к концу), и теперь нависает над нами. Кричу ему, чтобы подождал, пока мы не выйдем из-под обстрела, а он весело кричит что-то в ответ и бежит к нам. Ору до хрипоты, даже маты не помогают. Вывожу группу из-под обстрела в сторону и дожидаюсь наглеца. Ветер дует в его сторону, он не мог не слышать. Юра – опытный горный турист, имеет альпинистский опыт, и не может не понимать опасности ситуации. Но он также известен и своим запредельным себялюбием, и уже ходил под моим началом, и эта ситуация не первая. У меня за 20 лет в горах не было ни одного несчастного случая, это в почти сотне походов(включая большие выезды на полеты), большинство из которых руководство! Были походы высшей категории сложности и серьезные восхождения, я видел и был участником ситуаций, могущих закончиться трагически. Все они были результатом пренебрежения правилами безопасности. Все, кто со мной ходят, знают что на маршруте ослушаться руководителя невозможно!!! А пущенный сверху камень, это то, что проще предотвратить, чем потом исправлять.
Извинений мы не дождались, эмоции льют через край, группа молча наблюдает, я заставляю Юру идти первым и обещаю прогнать, как только придем в подходящее место. Он вероломно убегает вперед, теперь уже подставляя себя под наши камни, и нам приходится пережидать. Спускаемся на дно ущелья и ставим палатки. День безнадежно испорчен. Мне практически всегда везет с участниками, и я не только отвечаю за безопасность людей, которые мне доверяют свои жизни(не пустые слова), я люблю людей с которыми хожу. Юра не пытается загладить ситуацию. Мы говорили с ним до похода, оговаривали правила игры, и была уже не раз у него такая же ситуация. Идущая с нами пара белорусов, тихонько говорят, что Юра неправ, но может я излишне строг? Меня терзают сомнения, я предлагаю народу высказаться за ужином. Мнение этих людей я очень уважаю. Никто не вступился. Резюме выглядело так – ты руководитель, тебе и решать. Похоже, я все-таки прав. Пока я думаю, решает Юра – он идет на озеро Искандеркуль, потом мы встречаемся на озере Алло. Меня это вполне устраивает, но спится плохо.

ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ. Идем к перевалу Двойной. Погода не балует, солнце лишь изредка пробивает тучи, то и дело идет дождь. Горнуе луга просто усеяны шампиньонами, мы пораньше останавливаемся на обед, спрятавшись от дождя и ветра под здоровенным камнем. Доходим до озера Бирюзового и останавливаемся на большой поляне под ним. Ночевки на озере еще засыпаны снегом. На озере долго сидим на камушках, завороженные пейзажем.

ДЕНЬ ДВЕНАДЦАТЫЙ. Утром купаемся в холоднючей воде и по медвежьим следам идем на перевал Двойной 4200м, 1Б. Название себя оправдывает – у перевала две седловины, левая пониже и идется в связке с пер.Кишинев 1А, на правую путь покрасивше и мы идеи на нее, пересекая внушительную снежную пустыню, любуясь видом Сахарной Головы и Скальной Стены.
Ущелье похоже на большую линзу и нас изрядно поджаривает на солнце. На перевале ветер и собачий холод, погода явно портится. Спускаемся по длинному крутому снежнику на пологий ледник. Прямо над нами стена Красной Москвы 5183м. Потом петляем в каменоломне под ледником. Идет мелкий дождик, и мы, почти не останавливаясь, добегаем до оз. Большое Алло. Проходим по скальной полке, выбитой матерью природой в стене над озером, и спускаемся к озеру, берега которого поросли арчой.
Большое Алло – настоящее чудо природы, окруженное громадными отвесными стенами. Озеро образовалось в результате землетрясения в 1916 году, еще и сейчас видно, откуда откололась огромная масса породы, завалившая выход из ущелья.

ДЕНЬ ТРИНАДЦАТЫЙ. Собирались отдохнуть полдня, и сделать подход под Чимтаргу, но с обеда пошел дождь, прекратившийся только вечером. Мы сильно не переживаем, стоим ведь в таком красивом месте.

ДЕНЬ ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ. История повторяется, дождь прекращается только под вечер, а самый оптимистический график восхождения подразумевает выход не позднее 11 утра – иначе первая подгруппа рискует не успеть на самолет. До свидания , Чимтарга! Вечером мимо, не останавливаясь, пробегает Юра.

ДЕНЬ ПЯТНАДЦАТЫЙ. Уходим вниз. Как назло погода великолепная (если бы вчера утром все же вышли, сейчас бы уже были на вершине). Неторопливо спускаемся по каменоломне Зиндона до оз.Малое Алло, под которым и ночуем.

ДЕНЬ ШЕСТНАДЦАТЫЙ. Наступила истинно фанская погода. Полдня валяемся на озере. С дерева прямо в воду падает летучая мышь с порванным крылом.
Мы ее спасаем, и после обсыхания она улетает. Если перепонки у них не зарастают, то она обречена... Впереди уже появляются первые признаки цивилизации – местные барышни заманивают нас в юрту, где уже обосновался Юра. Хозяин меня узнал (10 лет назад я был здесь с поляками). Нас угощают чаем и лепешками, что весьма актуально, так как газ уже не горит, и готовим мы в основном в одной маленькой посудине, чтобы не коптить остальные. Таджики – очень гостеприимный и красивый народ с привычными европейцу чертами лица, особый восторг вызывают девочки, настоящие красавицы, пока жизнь не заставляет тяжело работать и жариться на солнце. Мы стараемся не засиживаться и уходим дальше. Спускаемся на дно ущ.Амшут и по дороге выходим к реке Вору. Здесь уже жизнь бъет ключом, нам попадается все больше всадников верхом на ишаках, все здороваются и доброжелательно улыбаются.
Испрашиваем разрешение остановиться на ночлег на полянке у симпатичного каменного домика, и нас зовут на чай. Благородного вида аксакал,хорошо говорящий по русски, душевно угощает нас хлебом и плавно и значительно ведет беседу. Дай Бог здоровья этим людям, столь простым, добрым и бескорыстным!

ДЕНЬ СЕМНАДЦАТЫЙ. Ранним утром провожаем ребят до машины из Вертикали, остающимся привозят заброску и опять не привозят паспорта(!!!). Аня, Марина, Игорь и я все дальше удаляемся от Алаудинов, и без паспорта нам все грустнее. Последний шанс – паспорта привезет машина, забирающая нас из Шинга. Короткое прощание, и в путь! Ребята потом расскажут, что их забыли(!) встретить на узбекской стороне, хоть и было уплачено наперед(правда выехать оттуда самим труда не составило). Избавившись от излишков снаряжения, вчетвером мы идем вверх по Арча-Майдану, очень красивому и разнообразному ущелью. Повсюду нас зазывают на чай, и когда подходит время обеда, мы соглашаемся. В погоде явно наступил коренной перелом(судя по всему, таки наступило лето) –жара и ни единой тучки на небе. Преимушества трекинга - быстросменяемые пейзажи и лица. Пока Аня отрабатывает обед игрой на гитаре, подходит ишакосопровождение французской группы, и их гид тоже меня узнает!
В верхней части ущелья сохранились роскошные арчовые леса, густо укрывшие крутые склоны. Внимание со стороны месных детей уже начинает напрягать – они начисто лишены чувства дистанции. Останавливаемся уже в сумерках, довольно далеко от людей. Но нас засекают, обступают, передних подпирают задние, они накатывают как волны, и шумят как штормящее море, невозможно разобрать рюкзак и поставить палатку, им так хочется все потрогать и попробовать на зуб, что возникает опасение, что нас растащат на куски. Им от 5 до 12 лет, не понимают ни слова по русски, но общаться хочется безумно. Нам везет – мне в голову приходит спасительная идея - Аня достает гитару. При первом же аккорде они переключаются на нее, и Аня, используя любимый инструмент как дудочку крысолова, уводит толпу в сторону. Мы просто перестаем для них существовать и можем спокойно поставить палатку и без свидетелей сбегать до ветра. Потом из темноты возникают две местные дамы неопределяемого возраста и, в мусульманской стране вещь немыслимая, зазывают нас с Игорем к себе в юрту. Вряд ли речь шла о том, о чем вы подумали, но звучало это именно так. Мы вероломно обещаем, что придем, только попозже. Наконец кто-то отгоняет детей, и наступает столь желанная тишина. Очень в тему звучит цитата из советского мультика “ Каникулы льва Бонифация”: – Лев Бонифаций так хотел отдохнуть!

ДЕНЬ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ. Мне повезло – я проснулся первым, а потому сумел спокойно совершить утренний моцион. Но меня заметили наблюдатели, и скоро вся орава явилась к нам засвидетельствовать свое почтение, и проснувшимся позднее пришлось чистить зубы под прицелом 30 пар глаз, а посещение кустов стало просто бессмыссленным – ну чем там можно заниматься вместе с десятком детей? Процесс добывания огня, приготовления и ускоренного поглощения пищи, а также судорожных сборов также проходил под пристальным надзором. Наконец мы собрались, чуть ли не бегом пересекли летнее селение Арча-Майдан, и добежали до ближайших безлюдных кустов, где смогли наконец немного расслабиться. Пусть не обижаются братья таджики - пару месяцев спустя, приземлившись на параплане в самую гущу ‘’пионэров’’ на пляже в бухте Ласпи в Крыму, мы узнали , что у нас дети ведут себя точно так же, только кричат еще громче. Отличие в том, что сбежать от их внимания у нас проще.
Мы идем вверх по ущелью к перевалу Дукдон 3770м, 1А, распложенному слева от вершины Дукдон, нависающей над перевалом более чем километровыми стенами. День жаркий и мы прячемся от палящего солнца в арчовой рощице, забравшейся на высоту более 3000м. Пока мы прохлаждаемся, мимо проходят французы в обществе невероятно нагруженных ишаков. Несчастные животные только что преодолели перевал и в полном смысле слова валятся с ног, у некоторых ободранных до крови. Одного ослика с сильно травмированной ногой, свалившегося под непосильной ношей , вместо того чтобы разгрузить, 8 человек умудрилось поднять и поставить на ноги, а потом уколами в болевую точку под хвостом заставили идти. Погонщики рассказали про еще одну маленькую хитрость – некоторые ишакам надрезами расширяют ноздри, и они лучше дышат и могут тащить больше груза(я таких ишаков не видел).
Наша выдумка попроще - пересидев жару мы легко переваливаем в ущ.Дукдон, где уже в сумерках останавливаемся на ночлег на чудесной поляне у реки.

ДЕНЬ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ. Утром оказалось, что вся поляна усыпана синими цветами. У нас получился ненапряжный и очень красивый день. Вначале мы спустились по узкому и крутостенному Дукдону на дно ущ.Кара-Куль, поросшего густым и высоким березовым лесом. Искупавшись в чистой и полноводной реке пошли вверх по Кара-Кулю к одноименному озеру. Очень красивое и дикое ущелье с быстро сменяемыми пейзажами, то расширяющееся, то сужающееся до каньона. После обеда в тени березок
мы проходим под высокими белыми скалами(кажется вот-вот из лесу с улюлюканьем выскочат Винниту с Инчучуном), и вот стены ущелья раздвигаются и мы оказываемся в начале широкой плоской долины, удивительно сочетающей в себе фанские остроконечные вершины на северном гребне и широкие зеленые сырты Гиссарского хребта на юге, до неприличия похожие на Северный Тянь-Шань. Река снесла мосты и вместо перехода на левый(по ходу) плоский берег мы траверсируем очень крутые склоны правого. Это отнимает время и до озера мы не доходим, а уже затемно останавливаемся на берегу реки на зеленой поляне, большой и ровной, как футбольное поле.

ДЕНЬ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ. Утром мы приходим к озеру Кара-Куль, и нас ожидает разочароваение – сошедшие с гор сели сильно изменили его. За 15 лет озеро обмелело и уменьшилось в несколько раз, зарастает камышом, и все больше походит на широко разлившуюся реку. Не находим в себе силы отказать гостеприимству пастухов и, до отказа набивши животы жаренным мясом и чаем, поднимаемся вверх к пер.Ахбашер 4200,1Б по длинному некрутому ущелью.
После перевала тропа траверсирует еще два отрога, светлого времени не хватает, и с последнего отрога в ущ.Сарымат мы спускаемся без явной тропы уже ночью, ощетинившись лучами фонарей. Мы не собразили запастись водой в начале спуска теперь вынуждены были пройти мимо хорошей и очень красивой ночевки на отроге. Находим тропу, воду, ровную площадку и ставим палатки.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЫЙ. Утром замечаем на склоне наблюдателей - оказывается совсем недалеко селение, и, пока мы завтракаем, приходится вежливо отказывать почтенным аксакалам, приглашающим в гости. Сразу за селением начинается тропа на пер.Тавасанг 3450, н.к. По пути летовка, где нас гостеприимно втречает семья учителя из Вору, очень веселые и приятные люди, дети говорят по русски настолько хорошо, что даже острят весьма удачно.
После плова и танцев мы легко переваливаем, спускаемся до первых построек и поворачиваем к верхней части озера Маргузор, траверсируя склон вместе с арыком. Хорошо видно, как непросто здесь жить весь год, буквально отвоевывая у гор каждый метр земли. Далеко внизу огромное синее озеро, и мы, не в силах оторваться от столь красивого пейзажа, ночуем на краю небольшого, тщательно возделанного огородика, хозяин которого, словно сошедший со страниц персидских сказок красивый благородной наружности мужчина, пришел нас поприветствовать.
Может быть дело в языковом барьере, но есть ощущение, что чем люди в горном Таджикистане старше, тем приятнее с ними общаться. Практически все старики(мужчины) свободно говорят по русски и абсолютно все отличаются спокойствием, доброжелательностью и благородством, и внешним и внутренним.
Несколько напрягают детишки, ощущение такое, что их воспитанием вообще не занимаются, и совершенно непонятно, откуда потом берутся столь достойные мужчины и старцы. Хорошо если причина нашего непонимания в том, что мы, как европейцы, просто подходим со своими мерками и потому чего-то не видим, и совсем грустно, если мы свидетели прихода каких-то новых веяний.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ. Тропа выводит нас на берег озера Хазор-Чашма, первого сверху в красивейшем ожерелье Моргузорских озер. Мы неторопясь переходим в нижнюю часть оз. Моргузор, где собираем жуткие колючки на костер, устраиваем купания, постирушку, и пытаемся привести в порядок свои физиономии.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ. Дорога ведет нас по берегу чистейших озер Хурдак, Нофик, Гушар,Соя и Нижегон. Солнце шкварит, голову напекает, от ярких красок устают глаза и в памяти путаются названия- даже постоянные прыжки в холоднючую воду не спасают от ощущения нереальности, слишком много впечатлений. Ночуем на озере Нижегон, на крохотном островке, там, где бурный поток, раздваиваясь, врывается в озеро.

ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ. Утром нас встречает машина Вертикали. Паспорта с регистрацией наконец-то нас находят, но вещи, оставленные в лагере нам не привозят(!). А ну их, потом как нибудь передадут с другими группами, не будем портить хорошие впечатления, все равно их в сто раз больше! Нас довозят до границы. Мы стоим в очереди перед забором, и скоро пограничник пропускает иностранцев вперед. У нас есть бумаги от Вертикали и куча разных бумажек состряпанных нами в Киеве(нам порекомендовали запастись списками,


К списку тем

Логин : Содержимое

Всего ответов: 0. Страниц: 0

Автор

Сообщение

Ответы отсутствуют

К списку тем

Всего ответов: 0. Страниц: 0

У вас нет достаточно прав для создания своего ответа
Зарегистрируйтесь либо авторизируйтесь на сайте